Ликбез для Издательского Совета РПЦ (и не только)

Ликбез для Издательского Совета РПЦ (и не только), или Почему профессионалы лучше дилетантов

В процессе сотворения книги «Религии мира» мы знакомились со множеством детских (и взрослых) изданий самых разных конфессий. Не обошли вниманием и предложения православного книжного рынка. Для чистоты эксперимента в Казанском соборе купили две книги: «Закон Божий для детей» и «Простыми словами о Боге для самых маленьких» - 750 рублей, что не можем провести как расходы по бухгалтерии, так как чеков церковь не дает, ведь еще Иисус изгнал торговцев из храмов (и потребителей надо защищать везде, но не в них). 

Обе книги, разумеется, рекомендованы Издательским советом Русской Православной Церкви. Ну и, собственно, мне как профессионалу книжного рынка снова есть, что сказать. Дальше следите за словами и картинками: рассказываем, как делают «издательства», одобряемые организацией «Издательский совет РПЦ», одна из задач которой «проведение экспертной оценки издательской, видео- и аудио- продукции» (другая: разработка рекомендаций для библиотечных фондов), и показываем, как делать надо (используя личный пример).

Экспертная оценка от коммерческого книгоиздателя в отношении продукции компаний 

ООО «Издательство «Новая мысль» и «Издательство «Христианская библиотека»

I. Соответствие Государственным Стандартам

С издательскими ГОСТами оба издательства не знакомы. Не указано место выпуска издания, авторский знак приведен, но не на месте – под первой цифрой индекса ББК, нет знака охраны авторского права на иллюстрации (ГОСТ Р 7.0.4-2006 4.7). Выходные данные не содержат полного имени составителя и указаний на читательский адрес (ГОСТ Р 7.0.4.-2006 4.14), сведений о целевом назначении изданий (ГОСТ 7.60), а слово «иллюстрация» сокращено не до «ил.» (ГОСТ 7.12-93 3.2). Также нарушены правила библиографического описания (библиотекам это важно).

2. Соответствие Международным Стандартам

Международные стандарты в нашем государстве определяют Требования Таможенного Союза, а именно - документ ТР ТС 007/2011. Как я говорила в одной из статей – это грамотный документ, дубль ранее существовавшего ГОСТа, отвечающий за физическую безопасность продукции для детей. Без специальной декларации о соответствии книги этому документу ни один магазин, ни одна торговая точка не вправе принимать на реализацию товар. Все коммерческие издательства обязаны проходить сертификацию продукции, получать этот документ и маркировать «безопасные для детей» издания знаком ЕАС. Или получишь а-та-та от Службы общественного контроля и рассердишь Роспотребнадзор. Штраф-тюрьма-лишение права занимать высокие должности-поруганная честь…

Однако ни на одном издании, одобренном ИС РПЦ, я не нашла знак ЕАС. Что, впрочем, не говорит, что эта продукция несет в себе опасность. Но и не доказывает обратного. Просто обидно. Почему им можно, а мне – нельзя? И наоборот: почему мне – нужно, а им – нет?

3. Соответствие профессиональным книгоиздательским стандартам редакционной подготовки

Так уж вышло, что к работе над обоими изданиями художники не привлекались. Однако то и другое полны (как следует из отзывов на Лабиринте) «ярких и красочных иллюстраций» (поспорю: качество изображений оставляет желать лучшего). При ближайшем рассмотрении даже нескольких из них, мы увидим, что это – обработанные фрагменты довольно известных произведений. То есть являются объектом лицензионного права и на них распространяется и действие IV части ГК РФ, и 54-ФЗ О музейном фонде РФ и музеях в РФ. 

Ну, произведения не целиком, может быть, это цитирование. Допустим. Может быть. Если бы не парочка «но».

Первое «но»: «Допускается без согласия автора или иного правообладателя, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования…» (пп.1, п.1 ст. 1274 ГК РФ). А если речь идет о музейных объектах, действует другой закон: «Производство изображений, печатной, сувенирной и другой тиражированной продукции с использованием изображений музейных предметов и коллекций… осуществляется с разрешения дирекций музеев» (ст. 36 54-ФЗ), и опять же – с обязательным указанием: музея, автора, названия произведения.

Это даже обусловлено не законом, нет! Это обусловлено внутренним ощущением принадлежности к культуре и гордости за культурное наследие народов РФ.

Смотрим: ни автора, ни источника… Я не оспариваю право людей быть идиотами, но кое-кто в этом мире и книги любит, и в музеи ходит. Так что с лету опознает изображения. И получается забавно. 

1. Вот фрагмент иллюстрации, до «обрезания» бытовавшей как открытка ко дню 8 марта. То есть дню солидарности женщин в борьбе за эмансипацию, за право на образование, право избирать и быть избранной на государственную должность. Первая иллюстрация в книге о Боге. Мне кажется, это важно и надо запомнить. Богу угодно, чтобы женщины были умны, получали образование и занимали государственные должности.

2. А вот это уже называется по-другому. Как видим, картинка в богоугодной книжке вырезана из зарубежной обложки серии «смертельная игра».

3. Тут мы видим фрагмент картины Айвазовского «Радуга», находящейся в Государственной Третьяковской Галерее.

4. А это – Елизавета Меркурьевна Бём – удивительная талантливая женщина, о которой вы можете прочесть хотя бы в Википедии.

5. Хм. Постер фильма «Первоклассница». Год выпуска: 1948. Так-так-так… Авторское право у нас существует 70 лет со смерти автора, а только с выхода фильма прошло всего-то 69…

Господа, это позор. Конечно, ни один здравомыслящий человек не подаст на входящее в холдинг Издательский совет РПЦ издательство в суд. Но это – некрасиво. Непрофессионально. Это очень плохо пахнет и (о ужас!) нарушает Восьмую заповедь. Не говоря уж о том, что это позорит всех нас – всю ГОРДУЮ плеяду ИЗДАТЕЛЕЙ. Умоляю, если уж делаете такое, хотя бы не называйте себя «издательство» или там «издательский совет». Не надо! Это мы издатели. Это мы несем детям Культурные и Духовные Ценности. Это мы сохраняем Культурное Наследие. Вы – нет.

Второе «но»: в соответствии с законом об авторском праве «цитирование должно производиться именно в информационных, научных, учебных или культурных целях. Иное не является правомерным цитированием.» И вот тут у меня возникает вопрос: какую цель преследовали составители сборника? Информационную? Научную? Учебную? Культурную? Вот уж точно большое жирное НЕТ. 

IV. Бегло по тексту

1. Шестая заповедь – «Не убивай!» «…если ты ведешь себя так, что другому человеку горько, грустно, больно, обидно, то этим тоже нарушаешь шестую заповедь» Да вы что! Серьезно?!. 

2. «Что такое «хорошо» и «плохо». Плохо – делать то, что Его оскорбляет…» Господа, в психологии это называется «проекция». Его оскорбляет? ЕГО??? Да кто вы-мы все такие, чтобы Его оскорбить?

p.s. Понятно, что «устойчивое выражение», но вы как-то вдумывайтесь в смысл и чувствуйте время. (На это в издательствах существует редактор.)

3. «раз, и сам не заметил, как нарушил какую-нибудь заповедь» - ну да, ну да: незаметно кого-то убил?...

4. «Бедные неверующие человечки...» - Они бы оскорбились, но по какой-то причине у них нет ни чувств, ни единой организации, официального органа, которое могло бы от их имени выступать. Впрочем, тут мне видится больше пренебрежение... гордыня... отсутствие сочувствия и, главное, Любви... 

Не то, чтобы какой-то «криминал» - просто пустое «словопроизводство», не умно и безответственно.

V. Традиционные требования к внутреннему оформлению книг (верстка)

1. Когда я вижу тире в начале строки (оно должно оставаться на предыдущей, для чего между словом и тире ставят неразрывный пробел), я понимаю, что верстальщика там не было. 

2. Когда я вижу полосную иллюстрацию (в т.ч. – с подписью) и одновременно – колонцифру, я понимаю, что верстальщика не было...

Понимаете, верстка - это тоже важный книгоиздательский процесс. Там есть ряд профессиональных навыков, плюс опыт, плюс талант, плюс вкус. 

А теперь традиционный вопрос: знаю ли я сама, как надо делать книги? (Следите за картинками.) 

1. Когда моему издательству (или любому другому профессиональному издательству) нужны изображения известных картин, мы покупаем права на их использование и заключаем с правообладателем (музеем) лицензионный договор.

2. Мы всегда указываем название лицензиара, ставим знак охраны авторского права, а также указываем информацию о принадлежности музейных предметов коллекциям музеев.

3. Мы всегда указываем автора и источник.

4. Если нам нужны иллюстрации, мы заказываем их у профессиональных художников. Вот, к примеру, иллюстрация Ани Опариной к главе о православии. Или иллюстрации Бориса Кунина, художника, расписывающего церкви…

5. Мы любим наших художников всем сердцем и призываем других издателей с ними сотрудничать, публикуя в книгах их контакты.

6. Мы привлекаем в процессе создания книги множество научных консультантов (и все имена указаны в книгах).

7. Каждый разворот мы делаем произведением дизайнерского искусства.

8. Печатаем книги в лучшей типографии в России (спасибо, Парето-Принт!).

9. Мы соблюдаем все законы, ГОСТы, правила и требования государства.

10. Наши книги являются безопасной продукцией.

11. Мы гордимся своими оборотами титула и выходными сведениями, получая высокие оценки от профессионалов книжного рынка.

12. Мы вовлекаем детей в культурный контекст, знакомим с музеями, картинами и великими художниками. Знакомим с памятниками архитектуры и знаменитыми культурными деятелями.

13. И, конечно, мы очень ответственно относимся к выбору преподносимой информации.

«…Думаешь, суть в том, чтобы быть «хорошим» и не быть «плохим»? На самом деле главное и единственное правило – любовь. Выбирать Бога – значит выбирать любовь ко всем людям.»

Резюме: в общем, что я могу сказать. Видите, как оно получается:

Книги, которые издаются тиражами 10000-15000 экземпляров (одобрены РПЦ, продаются на территории православных храмов и лишены оценки и надзора) значительно менее профессиональны, чем книги, которые издают «коммерческие издательства» (и которые, в теории, «ИС РПЦ» может не одобрить).

Коммерческий издатель вынужден защищать Веру и Бога - от тех, кто, в теории, принадлежит Вере и служит Богу.

Страшно, что под прикрытием православия эти книги формируют души и будущее наших детей...

И во всем этом мне видится отсутствие логики (кто кого тут должен одобрять и контролировать?) и отсутствие в «ИС РПЦ»  квалифицированных книгоиздательских специалистов, что, впрочем, не мешает им занимать позицию «над культурой», хотя с профессиональной точки зрения они находятся «под». 

И надо бы с этим что-то делать, думаю я... 

Для иллюстрирования этой статьи мы использовали фотоснимки упомянутых изданий, найденные в интернете "оригиналы", чьи фрагменты используются в книгах, читательские фотографии с сайта Лабиринт, архивы издательства "Фордевинд".

Уведомить о выходе книги