А судьи кто?

Данный материал имеет возрастные ограничения: 18+

Бывают в этой жизни вещи, противостоять которым решительно не представляется возможным: стихийные бедствия, войны, массовые психозы и законодательные акты. Не успел книжный рынок научиться жить в условиях перманентного падения, как свалилась новая напасть: защита детей от информации. Я пока не готова в официальных источниках комментировать этот документ и его предполагаемые последствия для книгоиздания в частности и человечества в целом — достаточно неофициальных мест моего пребывания. До выяснения «окончательных размеров ущерба» (а именно — принятия положений о порядке применения 436-ФЗ непосредственно к книгам) я занимаю выжидательную позицию. Но могу сказать, что документ этот в контексте книгоиздания не вызывает во мне симпатии. По ряду причин. И одна из них, свойственная любому животному: невозможность полюбить то, что ненавидит тебя.

В соответствии с 436-ФЗ: «В качестве эксперта, экспертов для проведения экспертизы информационной продукции могут выступать лица, имеющие высшее профессиональное образование и обладающие специальными знаниями, в том числе в области педагогики, возрастной психологии, возрастной физиологии, детской психиатрии, за исключением лиц:

1) имеющих или имевших судимость за совершение тяжких и особо тяжких преступлений против личности, преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, умышленных преступлений против здоровья населения и общественной нравственности;

2) являющихся производителями, распространителями информационной продукции, переданной на экспертизу, или их представителями.»

Таким образом, простите, «производитель» — в обиходе «издатель» — лишается права самостоятельно принимать решения. То есть любой психиатр с высшим образованием осведомлен, конечно, лучше. Думаю, мне еще предстоит выяснить, случайно или с каким-то умыслом производители приравнены к лицам, имевшим судимость. Но на сегодняшний день я считаю важным донести до всеобщего сведения следующую информацию.

1. Все книги, выпускаемые издательством «Фордевинд», имеют «историческую, художественную или иную культурную ценность для общества», а следовательно, не могут подпадать под действие 436-ФЗ. У меня, как и у большинства издателей, нет ни денег, ни времени, чтобы выпускать какие-то другие «информационные издания».

2. Редакционная работа издательств - по сути и есть та сама экспертиза. И если кого-то интересует, насколько именно я имею право принимать решения об издании книг для детей, то сообщаю о себе следующие биографические сведения:

Я, Амасова Анна Викторовна,
выпускница Санкт-Петербургского Университета Культуры и Искусств, библиотечно-библиографического факультета со специализацией «Издательское и книготорговое дело».

За годы очного обучения сдала промежуточные и итоговые экзамены по 55 дисциплинам, включая теорию культуры, историю культуры, социологию, философию, этику, педагогику, психологию, эстетику, историю изобразительного искусства, русскую и зарубежную литературу, литературоведение, аналитико-синтетическую обработку документов, семейное чтение, социологию и психологию чтения.

Защита выпускной квалификационной работы «Факсимильные издания» — отлично.

«Данный диплом дает право профессиональной деятельности в соответствии с уровнем образования и квалификации.» (Так, по крайней мере, написано в моем дипломе. И ни слова о привлечении психиатров или психопатов к оценке моей деятельности.)

Имею стаж работы по специальности с 1994 года.

С 2009 года и по настоящее время — генеральный директор и главный редактор издательства «Фордевинд».

Все статьи раздела «Блог издателя»

Уведомить о выходе книги