Союз Писателей и психоанализ

Любопытную тему поднял Александр Прокопович в своем ФБ — не смогла пройти равнодушно… «Что делает редактор, когда к нему в почту приходит письмо от автора, в первых строках которого – «член Союза писателей…»? Испытывает жгучее желание даже не открывать текст.» 

О да! Тысячу раз — да! Худший текст в моей жизни был прислан членом Союза Писателей, членом-корреспондентом Академии Наук, почетным членом национальной академии Соединенного Королевства Великобритании и Американской ассоциации содействия развитию науки, автором двадцати пяти публикаций в отечественных и зарубежных журналах, а также номинантом на Нобелевскую премию за изобретение питьевой воды, которая излечивает все болезни…

Так что, в лучшем случае, редактор посмотрит на упоминание о членстве в СП, как на манию. В худшем — отреагирует, как Сан Саныч: «...это означает, что человек уверен –  принадлежность к совку, к организации, которая живет на подачки от государства - это важно… Меня убивает даже не сама эта жуткая контора… а те абсолютно реальные писатели, которые считают, что им тоже нужно непременно где-то состоять. На всякий случай. А вдруг вернутся советские времена. То есть из-за страха. А вдруг вернутся советские времена. Из-за надежды.» 

Конечно, не каждый редактор в состоянии подвести под свои ощущения такую уверенную идеологическую позицию, но, как минимум, отнесется с некоторым скепсисом (скепсис — профессиональная деформация редактора). Членство в СП для книгоиздания (и писателей) играло роль много лет назад. Надо сказать, не всегда приглядную. Иногда — настолько, что для впечатлительных душ страшные образы уже не умрут. 

Экономика «свободного рынка» (пусть и при наличии минусов) привлекательна именно своей свободой. Можно «не состоять» и «не принадлежать». Быть в партии (любой) или не быть. Можно верить или не верить. Никого не волнует, в браке вы или гуляете с чужой половиной, живете тут или за пределами, с кем обедаете, а с кем разделяете завтрак. Состоите в союзе, альянсе, клубе или предаетесь мизантропии. Все, что имеет значение: что вы делаете для людей и для Вечности. 

Честно говоря, я слишком мало знаю про нынешний Союз Писателей, чтобы быть уверенно против. Если вы мой близкий знакомый и скажете, что вас приняли в СП, я спрошу: «Чилийское или французское?» — и мы непременно это отметим.  Но предъявлять свои корочки редакторам издательств, презентуя рукопись, просто нелепо. Есть у вас некий документ — что с того? Никакая корочка не может ни подтвердить писательский талант, ни гарантировать продажи.

Для равновесия: о плюсах Союза Писателей 

Государство оплачивает писателям похороны.  (Или уже и этого нет? Стала проверять — не нашла подтверждения.) 

У союза есть своя поликлиника.

Членам союза выдают гранты на издание книг. Эти средства направят организации, которая напечатает вам триста-пятьсот экземпляров и выдаст все экземпляры на руки, а уж как вы распорядитесь этим добром - проверка других ваших талантов. 

В любом случае, это определенная «тусовка по интересам», встречи и новые, часто — очень полезные и/или воодушевляющие знакомства. 

И — вот ради чего этот длинный пост! — там проводят бесплатные семинары для начинающих писателей. 

Семинар детской фантастики и литературной сказки (Санкт-Петербург) 

Уже почти год при Союзе Писателей Санкт-Петербурга работает семинар детской фантастики и литературной сказки. Встречи проходят раз в месяц и открыты для всех желающих. От руководителя семинара Анны Гуровой, с которой имела удовольствие пусть не выпить, но вкусно поесть, я знаю, что среди докладов семинара были:
- «Страшная-страшная сказка: фольклорные мотивы в хорроре» (М. Гинзбург);
- «Сказка ложь, да в ней намек. Новый Дисней и его «мамочки» -  психологический анализ женских образов в сказках Диснея (Т. Желокова),
- доклад и практическое занятие В. Г. Зориной по сказкотерапии,
- «Животные в детской литературе, фантастические и реальные» с участием Марии Семеновой. 

А после докладов «семинаристы» устраивают литературный разбор произведения одного из участников. Группа в контакте

Личное (не про литературу) 

Задумалась, откуда у меня такое странное (если не сказать — болезненное) отношение ко всяким «союзам-альянсам»? Ведь не может же быть, чтоб обошлось без дедушки Фрейда — личных защитных механизмов? Покопалась в бессознательном детстве и нашла. 

Было это в начальной школе, когда всех приняли в октябрята. По этому случаю класс разделился на «звездочки», где каждый ученик — это маленький красный лучик. Все бы ничего, но лучей у звезд было пять. А учеников в классе — тридцать один. 

Оказалось, уже в семь лет дети легко группируются. И не то, чтобы у меня не было крепких социальных связей… скорее, наоборот. Но в итоге именно я осталась одна. Конечно, благородные юноши тут же приняли меня в «звездочку» — шестым уродливым лучом, пятой ногой, единственной девицей, так что могло обойтись и без травмы. 

Но нет. Не обошлось. 

Классе во втором кто-то куда-то перевелся, и образовалась вторая уродливая звездочка — с четырьмя членами-лучами. В целях красоты, равновесия и гармонии мира я попросилась в четырехконечную… И вот это событие оставило неизгладимый отпечаток! Меня «песочили» на каких-то «заседаниях звездочки» те самые люди, которых я считала своими друзьями. Называли человеком, к восьми годам не имеющим твердых убеждений. Вот это да! А еще — «предателем».  Кого и чего?! Помнится, мне так и не дали спокойно уйти: то ли сказали «и не возвращайся», то ли «торжественно изгнали»… 

Видимо, это меня и подкосило. С тех пор прошло тридцать лет, но я по-прежнему с большим недоверием отношусь к любым групповым отношениям, какова бы ни была их декларируемая цель.

Все возражения, замечания, пожелания можно выложить мне в ФБ. Ваша Аня Амасова

← Авторский договор: борьба с паранойей

Тексты: живые и мертвые →

Уведомить о выходе книги