Интервью «Фордевинда» с составителем путеводителя для детей по «Павловскому парку»

Издания по книжному маркетингу утверждают, что анонсировать новинку следует за месяц до выхода. Мы решили не оспаривать тезис, а воспользоваться им как дельным советом. Публикуем странное интервью с составителем грядущей новинки. («Странное», потому что по совместительству она еще и наш директор.) Итак, «Павловский парк: путеводитель-игра с пятью маршрутами», составитель – Аня Амасова, художник-иллюстратор – Виктор Запаренко (далее – ВЗ).

Фордевинд: Как появилась идея?

А.А.: Все началось в тот момент, когда мы с ВЗ в сотый примерно раз гуляли в Павловском парке. Был солнечный день, в Старой Сильвии мы присоединились к молодой паре, отмечавшей первое свидание хорошим вином, а люди, проходящие мимо, спросили:

- А это что за груда камней?

И так как вино действительно было хорошим, и все вокруг молчали, я смело взяла на себя роль гида:

- Это постамент памятника Великому князю Вячеславу Константиновичу. (Сам памятник был на реставрации.)

- Как интересно, - заметили посетители, - вот бы еще узнать фамилию этого князя!

…Ну, вы поняли, да? Это кажется смешным  (мне тогда стало очень смешно),  но на самом деле это очень грустно: и взрослые, и дети действительно могут этого не знать. Просто - не понимать. Нет у них в голове и в поле зрения этой информации. Мы с ВЗ решили это исправить.

Ф.: И что, вы рассказываете, кто такие «великие князья»?

А.А. Ага. И не только. Много чего попутно рассказываем… Понимаете, проблема отдельных информационных блоков и многих даже насыщенных справочников в том, что сведения из них не усваиваются вовсе. Не только потому, что часто лишены эмоциональности или авторского желания заинтересовать слушателя, но во многом и потому, что половина слов (имена-фамилии, даты, исторические события, титулы и многое другое) просто не ложится в читателя. Множество «общекультурных понятий» сейчас (да и раньше, чего уж там!) очень абстрактно и не имеет в человеке опоры. Особенно у детей. Любая информация, чтобы быть понятой и усвоенной, должна ложиться на фундамент. Мы пытаемся такой фундамент создать.

Ф.: Что-то изменилось в восприятии Павловского парка во время работы над книгой?

А.А.: Восприятие себя и окружающего мира – точно.

Мы с ВЗ стали вдруг обращать внимание, как семьи гуляют в парке. В основном, люди делятся на два типа. Первые – те, кто даже не осознает, где он находится. Вторые – те, кто жаждет информации: они останавливаются у каждого объекта и отчаянно ищут информацию — на табличках, на QR-кодах, в Википедии.

Самый яркий пример первых — играющие в волейбол на месте бывшего Курзала. Поданый мяч летит и врезается в исторический фонарь — единственное, что осталось от шедевра Штакеншнейдера, — но все остаются безразличны. Фонарю и мне — очень больно.

Вторые… К примеру, семья, гуляющая все там же, в Старой Сильвии. Они ходят, рассматривают Муз, читают вслух надписи-имена на постаментах. (Никогда не могла понять этого – зачем? Кто-то может так запомнить?). Доходят до Очередной (имя не называю, чтобы не спойлерить книгу). Конечно, встреваю:

- Это не она! Не верьте!

Посмотрели, как на сумасшедшую. И я понимаю: человеку, особенно читающему, трудно предположить, что выгравированное на постаменте имя может быть ошибкой. Но ведь это же очень интересно — заметить то, чего не замечают другие! И поинтересоваться: как так получилось, почему? 

Ф.: По Павловскому парку довольно много справочников. Чем ваш (уже наш!) путеводитель от них отличается?

А.А.:  Да, справочников и исторических очерков о Павловском парке довольно много, и мы, конечно, пользовались и ими в том числе. Но тут есть несколько существенных отличий. 

Справочники содержат много информации, которую ребенку (да и взрослому) трудно усвоить. Мы уже говорили выше о бесполезности разрозненных фактов-событий-дат-имен при отсутствии фундамента. Добавим к этому факты о несуществующих (утраченных) объектах (а таких в парке множество). То есть в обычном путеводителе-справочнике вы читаете массу информации, чтобы в конечном итоге понять – вы никогда этого не увидите! Как вечный ребенок заявляю: это очень обидно. 

Ф.: У вас (простите, у нас!) в путеводителе таких объектов нет?

А.А.: Только один – это Курзал. (Помню, как в детстве его искала. И только позже поняла, что не могу найти, просто потому, что его не существует!) Но в нашем путеводителе: а) мы его воссоздаем вместе с людьми и эпохой, б) привязываем к целому Музыкальному маршруту, в) прошедшие квест найдут картину с изображением Курзала. (И, кстати, я очень надеюсь, что его восстановят.)

Ф.: Что ещё важного мы можем сказать читателям о книге?

Раз уж мы коснулись маршрутов: все объекты не просто описываются в отрыве от логики, а разложены на пять маршрутов и упоминаются по ходу путешествия. Каждый маршрут рассчитан в среднем на 2-3 часа неспешной прогулки и посвящен одной теме. Маршрут можно выбрать в зависимости от настроения (последовательно рекомендуем бродить только по Семейному и Императорскому). Читая, вы будете двигаться вперед и вперед, чтобы сложить для себя полную картину, и не сможете остановиться, потому что игры-задания позовут вас в путь. А если по теме маршрута есть «семейная» книга, музыкальные произведения или фильмы для семейного просмотра, - мы их тоже рекомендуем.  

Ф.: Почему?

А.А.: Потому что история – это не факты о событиях прошлого, которые зачем-то нужно помнить. Мы живем в окружении фильмов, книг, картин, статуй, памятников, музыки, - «прошлое» никуда не делось, оно есть и сейчас, его можно увидеть, услышать, потрогать.  Мне бы очень хотелось, чтобы у читателей включился дополнительный (к информационному) канал – интуитивного и эмоционального познавания (а в дальнейшем – узнавания), будь то история Павла I, Иоганна Штрауса или древнегреческих мифов.

Ф.: Люди этого не знают?

А.А.: Да в том-то и дело, нам кажется, что мы это знаем. Или – что можем в любой момент узнать. Нас обманывает наличие Википедии и методика преподавания, которые исподволь учат, что знания – есть сухой набор разрозненных фактов. А это же все безумно интересно! 

Вот вы смотрите на Мельпомену. И что? Вы можете зайти в Википедию и узнать, что она муза трагедии, что ее атрибуты такие-то и что в ее честь назван астероид. Что вам это дало и что дальше? А вы знаете, кто у Мельпомены дочери? Между прочим, сирены. Они так родились или такими стали? А почему? И с чего они завлекали моряков на верную гибель? Кстати, Википедия и на эти вопросы ответа не дает… А мы – даем. 

Я еще раз хочу повторить: мало владеть доступом к фактическому материалу – его надо уметь уложить в себя, выстроив эмоциональный и контекстный фундамент, а после научиться выстраивать между фактами ассоциативно-логические связи. Вот этого всего я и хочу. Именно это я и пытаюсь сделать.

Ф.: Аня, очень эмоционально прозвучало. Не скрывается ли тут что-то личное? 

А.А.: Несомненно. Это очень личное! ))) Не вдаваясь в подробности, в Павловске, недалеко от парка, у меня есть фамильный склеп. Коротая там вечность, хотелось бы знать, что я что-то сделала для этого места.

Ф.: Книге – удачи?

А.А.: Не помешает. Я всегда надеюсь на большее, но, говоря откровенно, даже если наши читатели просто смогут с пользой и интересом провести в Павловском парке пять выходных  – все наше мероприятие по созданию книги (сколько времени это заняло – полгода?) уже не будет лишено смысла.

Уведомить о выходе книги